Аналитика

Линии жизни предприятия или Тотальный контроль

Наталья Агуреева - эксперт по трудовому законодательству
Основные изменения, которые были внесены в законодательство, связаны с переходом от прямых контрольно-надзорных мероприятий к мероприятиям более упрощенного и короткого цикла, например: инспекционный визит, обследование, проведение проверки без участия проверяемого лица по документам, которые содержатся в специальных базах.
За вроде бы как позитивными формулировками только опытный юрист может увидеть изнанку документа. Попробуем пояснить, где тут скрыты опасности для работодателя и к чему нужно быть готовым.
Если говорить об охране труда медперсонала, то инспектор ГИТ или Роспотребнадзора может в рамках межведомственного взаимодействия через базы данных получить исчерпывающую информацию о том, как давно работает тот или иной сотрудник на конкретном предприятии, информацию о его рабочем месте, о том, происходили ли несчастные случаи с данным человеком, а также данные о должностях в штатном расписании, размерах выплат по временной нетрудоспособности и многое другое.
Вся эта информация связана не только с данными полиса обязательного медицинского страхования (ОМС) или полиса добровольного медицинского страхования (ДМС), а, в первую очередь, с данными страхового номера индивидуального лицевого счета (СНИЛС).
Кроме того, в распоряжении инспектора базы:
  • специальной оценки условий труда (далее — СОУТ);
  • оказания медицинских услуг;
  • налоговой службы;
  • ФСС и т. д.
Вся поступающая туда информация годами собирается, систематизируется и в случае необходимости может быть оперативно найдена в рамках межведомственного взаимодействия с другими реестрами.
Даже при минимальных аналитических способностях инспектора вышеперечисленная информация дает неограниченные возможности в поиске нарушений и наложении штрафов без выезда на места.
Например, информация о несчастных случаях в организации. Можно допустить, что в медучреждении произошел несчастный случай, а инспекция об этом не узнала, но если произошли выплаты по больничному с соответствующим кодом, то в рамках информированности инспектора из соответствующего реестра это можно легко обнаружить. Стоит учесть, что ФСС располагает информацией не только о тяжелых, групповых и смертельных несчастных случаях, но и о легких. При этом не стоит забывать, что внеплановая СОУТ проводится на рабочих местах, где произошел несчастный случай, в течение 6 месяцев с даты составления соответствующего акта.
Роструд утверждает, что именно такие подходы приходят на смену обычным плановым проверкам. Как бы вам ни казалось, что вами никто не интересуется, а сотрудники на вас не жалуются, для контролирующих органов вы — уже открытая книга.
Единый реестр проверок дает полное представление об организации.
Через ИНН и название организации можно легко найти сведения, кто вас проверял за всю историю ведения этого реестра: ГИТ, Роспотребнадзор, Росздравнадзор, прокуратура. Инспектору доступны полные и подробные сведения об объекте исследования: кто, кого, когда проверял, в соответствии с каким законодательством, что запросили, что получили, обжаловано или не обжаловано решение инспектора по результатам проверки. Подобных реестров, так или иначе имеющих отношение к трудовому законодательству, насчитывается немало. А ведь есть и другие «линии жизни».
По моему мнению, нынешние изменения в законодательстве, которые декларируются как благо, ввиду информационной открытости предприятий и компаний для фискальных органов и возможных материальных последствий, с точки зрения самого работодателя выглядят весьма неоднозначно.
Ранее контролирующие органы не в полной мере использовали преимущества от взаимосвязи реестров в оценке и анализе информации о конкретном медучреждении. Шло время, наращивались базы данных.
Вспоминаю 2014–2016 годы, когда на конференциях и семинарах мне часто задавали вопрос: «Зачем нам нужен номер СНИЛС в карте СОУТ, что это дает?»
Ясный ответ на эти вопросы появился в конце 2018 года — начале 2019-го. Это дает взаимосвязь. У гражданина Российской Федерации СНИЛС с 2018 года не меняется даже при перемене паспортных данных. Соответственно, все эти данные о вредных и опасных факторах профессии, о наличии несчастных случаев, наличии хронических заболеваний могут быть полезными и в прямом, и переносном смысле этого слова.
Пример
Судебная практика накопила на сегодня множество случаев, когда работник в поликлинике значился инвалидом, получал бесплатные лекарства, ездил отдыхать в санаторий, а у работодателя по документам он инвалидом не значился. Почему? Потому что это право инвалида — сообщить или не сообщить о наличии у него заболевания. Зачастую такое явление приводило к тому, что люди, получившие группу инвалидности и не заявившие об этом, шли в суды с исками к работодателю.
Ранее в наших судах вообще не было принято говорить о злоупотреблении правом. Это сейчас судьи готовы выслушивать позицию подобного характера от работодателя и его представителей. На доводы работодателя о том, что работник сам скрыл свою инвалидность, судьи возражали: «Что вы говорите, человек заболел!»
В настоящий момент, если работник скроет от работодателя свою инвалидность, а в рамках медицинского осмотра это будет подтверждено и отслежено по документам, то это плохо закончится для самого работника.
Все ранее указанные реестры ведутся давно, годами наращивая объёмы информации. И сейчас этот объем информации стал достаточно велик и интересен с исследовательской и аналитической точек зрения. Контроль не ужесточается, но фактически он становится тотальным — 24/7 в режиме онлайн.

Кто рискует быть оштрафованным в первую очередь

В первую очередь рискуют быть оштрафованными честные и добропорядочные работодатели: те, кто соблюдает нормы законодательства, предоставляет о себе информацию и отправляет ее в соответствующие ведомства, находясь в том месте, где зарегистрирован. Те же, кто находится на закрытых территориях и не афиширует своей деятельности, в эти реестры не попадают, их вообще сложно отыскать.
Когда вводится какая-то законодательная норма, она требует тестирования для выявления недостатков и улучшения ее функционала в соответствии с реалиями жизни. И тестироваться новый закон будет при помощи уже упомянутых закрытых проверок по базам данных, при помощи инспекционных визитов и обследований — на тех, о ком есть информация. Ведь работа с лояльным к закону медучреждением — это не нулевое мероприятие, не нужно никого разыскивать, добывать информацию, законопослушные люди обычно настроены на конструктивный диалог с представителями исполнительной власти.
В 2018–2019 годах в прессе звучала информация о том, что многие руководители поднимают вопрос о переводе функций Роспотребнадзора и ГИТ из позиции «инспектор пришел, увидел и наказал» в позицию, когда инспектор — это консультант, вступающий в диалог с руководителем, дающий ему необходимые рекомендации, как устранить недостатки в дезорганизации, как избежать несчастных случаев и штрафных санкций. Что же мы видим по факту? Усиление карательных функций инспектирующих структур.
В статье 48 Закона № 248-ФЗ хоть и предусмотрены «меры по стимулированию добросовестности контролируемых лиц», соблюдающих законодательство, но конкретно поощрительные нормы в ней не прописаны. Однако, прежде чем поощрять, следует установить, что то или иное медучреждение соблюдает законодательство, а установить это можно только одним способом — тщательной проверкой или инспекцией.
При этом в статье закона сказано, что поощрения должны быть «не материальными». Стоит ли говорить, что грамота, подписанная руководителем инспекции, не компенсирует медучреждению тех рисков и возможных материальных последствий, которые могут последовать за этими проверками. Это совсем не то, о чем говорили и просили руководители. Если нововведение декларируется как благо для работодателя, должно учитываться и его мнение, чтобы он стремился измениться к лучшему. Это не влияет на качество надзора, а влияет на качество взаимодействия.
Если говорить о поощрении добросовестных работодателей, то, скорее, подарком бы явилось проведение СОУТ за счет государства или освобождение от плановых проверок и новых надзорных мероприятий на календарный год.
Если говорить о том, что инспектор должен проводить какие-то профилактические мероприятия, указывать на недостатки, при этом давая возможность их устранения, то в российской действительности опция «тотальной любви к работодателю» не работает. В Административном регламенте* ГИТ предусмотрено предоставление пояснения по предмету проверки и консультированию работодателя. Но даже если кто-то из работодателей и адресует в контролирующий орган какое-то обращение по предоставлению письменных пояснений, и получит ответ, это совсем не означает, что завтра этого человека не рассмотрят с позиции потенциального объекта для проверки, ведь в своем обращении он уже описал основную проблематику в своем учреждении.
_____________________
*Административный регламент осуществления Федеральной службой по труду и занятости федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, утвержденный приказом Федеральной службы по труду и занятости от 13 июня 2019 года № 160.

Усиление карательных функций

Карательные функции ужесточаются, хотя это преподносится Рострудом как благо для работодателя — как снижение давления и агрессивного контроля.
Но одно дело, когда работодатель знает о проверке или узнает о визите инспектора за сутки, и совсем другое дело, когда у тебя кто-то ходит по территории и ты даже не знаешь, что это инспектор.
Ситуация с административными штрафами обстоит так (буду говорить о своем регионе): такая функция, как «предупреждение», начиная с 2021 года фактически не применяется, да и в 2020-м предупреждений совсем немного. Низший порог штрафа тоже практически не назначается — для этого нужно быть только что открывшимся предприятием. А если вы уже привлекались, то вам назначат даже не средний порог, а верхнюю планку штрафных санкций. Плюс ко всему, отдельные регионы, в том числе Москва, возвращаются к мультиштрафам: пофамильно — за оформление на работу,нарушения при выдаче СИЗ и т. д.
Как видим, оценка эффективности контрольно-надзорных органов не меняется. Они считаются эффективными только тогда, когда выдают предписания об устранении нарушений и штрафуют.
Это напрямую предусмотрено Административным регламентом — мероприятие по контролю и надзору, с точки зрения государства, должно заканчиваться актом, предписанием и протоколом. Эффективность контрольно-надзорного органа оценивается количеством штрафов, которые он взыскал в федеральный бюджет. Сама подоплека — сугубо экономическая. Поэтому надзорные органы не только не отказываются от штрафов, но и уходят от предупреждений и устных замечаний: они вынуждены наращивать штрафы.
Пример
Работник не прошел вовремя психиатрическое освидетельствование. Сидя в кабинете, инспектор ГИТ выявил это через реестры, и совершенно неожиданно работодатель получает предписание и требование о явке на протокол.
Работодатель может получить предписание, он может получить расширенную проверку, и он может получить требование о явке для участия при составлении протокола об административном правонарушении.
Надо помнить, что есть рабочая функция, называемая «административное расследование», которое не попадает под действие Федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» от 26 декабря 2008 года № 294-ФЗ, процедура и методология проведения которого подробно прописаны в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях. Увы, инспекция этим практически не пользуется, хотя для работодателей это явно к лучшему. Данная процедура позволяет инспектору при наличии информации о нарушении выявить его в порядке административного расследования, а затем привлечь виновных лиц к административной ответственности и даже обязать устранить обстоятельства, способствовавшие совершению правонарушения. Следует отметить, что не у многих юристов есть опыт применения КоАП, да и в судебном порядке сделать это сложно — в электронном виде нельзя подать какие-либо документы в рамках административного процесса, так как этот раздел отсутствует.
Как заявил заместитель руководителя Роструда Иван Шкловец: «С 1 июля 2021 года у инспекций труда появляются новые инструменты надзора:
  • инспекционный визит (однодневное посещение инспектором клиники для проверки соблюдения обязательных требований, содержащихся в проверочном листе, им может быть заменена плановая проверка);
  • выездное обследование (мероприятие по осмотру медучреждения, направленное на защиту трудовых прав медицинского персонала, исполняющего свои обязанности в медучреждении);
  • наблюдение за соблюдением обязательных требований (позволяет с применением информационных систем дистанционно следить за соблюдением трудового законодательства в медучреждении)».

Отличия обследования и инспекционного визита

Основное отличие обследования от инспекционного визита состоит в том, что визит производится открыто, когда инспектор заявляет о своем присутствии, а обследование — негласно, без взаимодействия с руководителем или представителями медучреждения.
Пример
По словам работодателей — это практика Роспотребнадзора: инспектор очень уверенно заходит на территорию медучреждения, смотрит, изучает, фотографирует. Среди клиентов инспектор достаточно долго может оставаться незамеченным. Он фотографирует урны, проверяет наличие дезинфекторов и т. д.
Если его пытаются остановить или начинают задавать вопросы: «Кто Вы? Что Вы здесь делаете?», он показывает удостоверение представителя Рос-потребнадзора и уходит. Но фотографий, которые инспектор уже успел сделать, ему, как правило, хватает для возбуждения административного производства. Он выявил нарушение, у него есть фотодоказательства, и это прекрасно работает.
Как сказал упомянутый выше И. Шкловец: «Новый закон позволит снизить нагрузку на бизнес, издержки работодателей и в то же время защитить права работников». Так ли это?
С моей точки зрения, это сделано прежде всего для облегчения и упрощения работы инспектора. Теперь не всегда требуется информировать руководителя о действиях инспектора: обследование проводится без взаимодействия с представителем проверяемого медучреждения. Можно только предположить, что он при этом обнаружит и на что обратит внимание. Или, если рассмотреть однодневный инспекционный визит: в рамках этого одного дня инспектор может проводить все те же мероприятия, которые проводит при проведении плановых проверок. При этом в случае выявления очевидных нарушений он может принять решение о необходимости перейти в проверку, продолжив воздействие на руководителя принятием мер административного характера, хотя по заявлениям представителей Роструда проверки теперь становятся исключительной мерой воздействия и будут применяться в последнюю очередь.
Как все будет работать на практике? Сегодня этого не скажет никто, потому что по Закону № 248-ФЗ службы и ведомства, наделенные полномочиями государственного контроля и надзора, должны разработать свои подзаконные акты, административные регламенты или внести изменения в действующие. Если мы говорим о регламенте ГИТ, который был принят и действует с ноября 2019 года, то в него изменения не внесены (на момент написания материала). Более того, их там не просто нет, а там есть положения, которые не согласуются с требованиями Закона № 248-ФЗ.
Пример
Если ранее в ежегодном плане проверок руководитель мог увидеть: от какой инспектирующей структуры, в каком месяце его ждет плановая проверка, то теперь риск быть оштрафованным пропорционально увеличивается, поскольку к ежегодному плану проверок добавляются риски получить штраф в рамках новых инспекционных инструментов. Хотя декларируется, что однодневный инспекционный визит и выездное обследование — это не проверка.
Что касается остановки деятельности медучреждения — это достаточно непростое и рискованное мероприятие даже для надзорного органа. Ведь если работодатель докажет, что остановка была незаконной, он может обратиться в суд с иском о компенсации реально понесенных во время простоя убытков.
Приостановку деятельности медучреждения в основном практикует Роспотребнадзор, потому что у него есть один серьезный аргумент — прямая угроза эпидемиологической обстановке региона. 
У инспекторов ГИТ более сложные отношения с процедурой приостановки деятельности, хотя они тоже имеют на это право.
Полную версию статьи читайте в интеракивном журнале: https://e-jgv.mediapro.com.ru/